Всякое убийство вызывает сожаление. Но убийство политика одним этим чувством не ограничивается, а иногда сопровождается совершенно противоположным. Полагаю, что сожалеть в России будут не многие, а за её пределами трагедия будет использована обычным образом — по правилам политической спекуляции.
Единственной версией, заслуживающей внимания, является политический заказ. Первым в списке стоит, конечно, Киев. Их метод по решению политических задач организуемыми жертвами вполне соответствует практике как прошлого года, так и начавшегося. Немцов, последний в ряду известных преступлений: расстрелов на Майдане, майского погрома в Одессе, сбитого над Украиной Боинга. Каждое из этих событий приносило быстрые дивиденты только новой киевской власти. С ними они взяли власть, с ними продолжают у власти удерживаться. Выбор Немцова на заклание понять можно. Шумный жуир, израсходовавший свой политический потенциал в смутные времена Бориса Ельцина. Вся его последующая жизнь — имитация политической активности от незанятости, или неспособности к какой-либо продуктивной деятельности. Поверить в его принципиальное неприятие кремлёвской власти трудно. Самое очевидное — обида. Это устойчивое состояние, которое вполне может поддерживать эмоциональную сферу много лет. А сфера эта у Немцова доминирующая, если не единственная.
Пара выводов из трагедии. Лидерам политической оппозиции в нынешней России следует избегать отношений с молодыми украинками и не только из-за разницы в возрасте. Конечно, это касается мужской части, вроде Явлинского и иже с ним… В сложные времена не стоит позиционировать себя сторонником политических противников своей страны. Для последних ты можешь стать тем же Боингом.