Я уже писал какой была наша первая квартира в Измалкове и в которой прожили первую зиму отец с матерью и брат Иван с женой. Жилище представляло из себя сруб старого дома без крыши. В дождливые дни вся вода с потолка текла на наши головы, стол и постели. Оставаться в этой квартире на следующую зиму было невозможно. И тогда мать в том же Измалкове подыскала для нас другое жильё. Это был очень маленький и ветхий домик с тремя окошками на уровне земли. Хотя пол этого жилища и лежал на грунте, но оно всё же имело крышу, спасающую от непогоды. В этом домике мы прожили всю зиму 1932-33 года. А было нас восемь человек, включая Васю Неволина, приехавшего в Москву учиться ремеслу. Он учился на токаря в в ФЗУ при одном из Краснопресненских заводов. Отец с матерью, а вместе с ними и Серёжа спали на полу. На соломенном тюфячке на полу спал и Вася Неволин.

После колхозной страды, с осени 1932 года, мать стала работать уборщицей в Измалковской школе и в Сельсовете. С этого времени она стала получать хлебную карточку, на которую полагалось 600 граммов чёрного хлеба в день. Серёжа и я, как иждивенцы, тоже получили хлебную прибавку и стали получать по 350 граммов на день. И всё же этого хлеба нам не хватало. Мы всегда чувствовали себя голодными и нам всегда хотелось есть. Иногда в осенние дни мы втроём — я, мать и Серёжа шли в лес и собирали там грибы: сыроежки, опят, моховики. Придя домой, мать зажаривала их вместе с горстью крупы и нас подкармливала.

Отец продолжал работать ночным сторожем в песочном карьере. Его смена длилась 12 часов, а следующие 36 часов он был свободен. При такой работе отец спал через ночь, отчего у него стали гноиться глаза. Но он безропотно тянул эту непосильную лямку с тем, чтобы между ночными сменами поработать дома на починке обуви и иметь небольшой приработок.  Трудно и тяжело работал отец, не менее тяжело работала и мать.  Даже по прошествии почти пятидесяти лет, я не перестаю удивляться силе и энергии матери. Она вставала ранее 6 часов утра, кипятила на керосинке или примусе чай и делала какой-то завтрак уходящим на работу. Проводив их, бежала в школу и Сельсовет топить печи. После этого прибегала домой и кормила завтраком всех остальных домочадцев. После завтрака бежала за 2 километра на Баковку за хлебом по карточкам для себя и учительниц. Иногда такие походы, а точнее, пробежки, совершались и дважды в день. По окончании занятий в школе и Сельсовете, мать убирала эти помещения. И если не каждый день, то не реже чем через день, мыла полы в классах, коридоре, уборной. Затем мать бежала домой приготовить обед на всю семью. Стирка, штопка, уборка по дому тоже лежала на плечах матери. Кроме всего этого, мать готовила в школе не то школьные завтраки, не то школьные обеды. Со всей этой массой дел нужно было управиться, всем потрафить, за всем поспеть. Она была неграмотной, но в голове у неё была счётно-вычислительная машина. Откуда только брались наши матери? Какая земля их вскормила?

Эту зиму мы жили бедно. Экономили даже на дровах. Часть дров для отопления своего дома мать приносила из леса на собственном горбу.