Младший брат Сергей.

Младший брат Сергей.

Привезённые нами продукты подходили к концу, на мамином огороде ещё ничего не поспело и мы на семейном совете решили съесть мамину козочку.  Это решение обосновывали тем, что мама и возвратившийся с военной службы Серёжа, переезжают жить в Ригу, в мою квартиру и, конечно, без козы.  Матери нашей в то время было 63 года,  домишко старый, требовал постоянного внимания, да и дрова в зимнее время становились проблемой.  На переезд в Ригу мать охотно согласилась.  Согласилась она и пожертвовать козочкой — гостей-то нужно было кормить.  Мы понимали нашу мать, крестьянку по своей природе, для которой огород, куры, да и коза вместо коровы, составляли смысл её жизни.

Решение о забое козы принято.  Ни я, ни брат Иван животных, крупнее кур, в своей жизни не резали,  да и ножа подходящего для этого дела, кроме перочинного, не было.  Но вот меня осенила блестящая мысль — застрелить козу из пистолета, а затем перерезать ей горло и спустить кровь. Иван такое предложение признал разумным.  На том и порешили.  Мы вышли из дома:  я с пистолетом в руках, а Иван с верёвкой,  чтобы привязать козу к забору.  Вместо того, чтобы выстрелить животному в голову с близкого расстояния или даже в упор,  я отошёл шагов на 5 и выстрелил козе в лоб.  Животное упало,  но не дав мне торжествовать победу, быстро вскочило и запрыгало.  Тогда Иван со словами: «А, стрелок!» — ножом приререзал  бедняжку.  Я остался посрамлённым только наполовину — всё же я попал в козу, но только в нижнюю губу.

Младший брат Сергей.

Младший брат Сергей.

Отпуск мой подходил к концу, а от брата Серёжи никаких известий не было. Наконец пришла телеграмма: «Еду». Указывалось в телеграмме и время прибытия поезда в Москву.  В назначенный день я и брат Иван Маркович поехали на Ярославский вокзал встретить своего младшего брата и теперь уже младшего лейтенанта запаса. Я не виделся с ним  более шести лет. Серёжа ушёл на военную службу в 1940 году восемнадцатилетним пареньком, сразу после школы и честно отслужил почти шесть лет в пустынях Монголии.

Поезд подошёл к перрону вокзала. Из вагона вышел уже не мальчик, а молодой мужчина с чёрной бородкой. Спустя шесть лет и после двух войн мы — три брата встретились и обнялись.  Не доставало четвёртого брата — Павла Марковича.  Этот пустой промежуток между нами и в наших сердцах продолжает зиять и поныне.

Конец   четвёртой  части

Ленинград,  Красное Село                                      24  марта 1982 г.