Уже можно так озаглавить блог. Вряд ли кто-нибудь из случайных читателей с этим не согласится. Ну, разве что он с Украины. Там с некоторых пор не воспринимают очевидного — иначе зачем весь прошедший год разрушают собственную страну? Видимо, легко досталась…
Но начну с России.
В современную (и последующую) историю страны прошедший год войдёт возвращением Крыма под российский флаг. Это событие неотделимо от имени президента страны, который одним этим решением обеспечил себе место в русской истории со знаком плюс. Для соотечественников это событие стало катализатором казалось утраченного ощущения национальной значимости, без которого как-то обходились последние два десятилетия. После полёта Гагарина, пожалуй, это второе событие, консолидировавшее народы России. Конечно это вызывает раздражение соседей и зависть к персоне президента. Ожидать другой реакции было бы наивно. Проект разрушения бывшей Югославии применительно к России придётся отложить.
Конечно, всякое благое дело должно быть наказано. Все возможные санкции «свободного» мира (за исключением военных) приведены в действие. Россия оказалась в привычной ситуации, которая во времена холодной войны объяснялась непримиримыми идеологическими причинами. Понятно, что причина не в идеологии, а в самом существовании страны немерянного размера, ресурсов и способности всё это защитить. Кроме всего прочего настаивающей на своём праве защиты национальных интересов. Все уже смирились, что с некоторых пор таким правом обладает только одно государство — США. Трудно отказываться от сложившейся практики, называемой «международным правом». Но и восстановление её чревато чрезмерными издержками — войной. Она будет также необъяснима, как и война столетней давности. Не знаю ни одного историка, который оправдал бы результаты Первой мировой её миллионными жертвами.
Из истории России известно, что без приличного пинка она не начинает свои, всегда запаздывающие реформы. Может только для того и надо было возвращать Крым с его русским населением, чтобы начались преобразования экономики и общества, которые после падения коммунистического режима утратили вектор, да, пожалуй, и смысл.