Opozdavshiy
Коллеги, истеричная ложь патологического руссофоба, не поделившего власть в Польше с таким же лгунами и руссофобами, лучше всего комментируется высказываниями самих польских и европейских политиков довоенного периода. Прошу ознакомиться. Ссылки на первоисточники проверены.
«Польский террор на Украине сегодня страшнее, чем где-либо еще в Европе. Украина стала страной гибели и отчаяния. Убийства множатся. Немцев пытают, калечат, истязают, над их трупами глумятся. Деревни и особняки грабят, сжигают, взрывают. Инциденты, описанные в официальной публикации немецкого правительства в 1921 году, превосходят самые худшие картины которые только можно представить» – проф. Ren Martel в его книге «Les frontires orientales de l`Allemagne» (Paris 1930) — о польских рейдах в Верхнюю Силезию в 1921 г.

«Мы знаем, что война между Польшей и Германией неотвратима. Мы должны систематически и энергично готовиться к этой войне. Нынешнее поколение увидит, как эта новая победа при Грюнвальде будет вписана в анналы истории. Но сражаться мы будем в этом новом Грюнвальде уже под стенами Берлина. Наш идеал — это «округлить» Польшу с границами вдоль Одера на западе и Neie в Lausitz, поглотить Пруссию от Прегеля до Шпрее. Во время этой войны мы не будем брать пленных, в ней не будет места ни для каких гуманных чувств» – цензурируемая, близкая к польской военной диктатуре газета Mosarstwowiecz (1930), за 3 года до прихода Гитлера к власти.

«Мы готовы к любой войне, даже с самым сильным противником…» — Polska Zbrojna (25. Mrz 1939), quoted in Walendy, Historische Tatsachen, a.a.O. (Heft 39, S. 16)

«Польша хочет воевать с Германией, и Германия не сможет избежать этой войны, даже если захочет» – Рыдз-Смиглы, Главный инспектор польской армии, из выступления перед польскими офицерами (лето 1939 г.)

«Первыми, кто вторгнется в Германию в первый день войны, будет польская армия» — посол Польши в Париже (15.8.1939)

По факту, довоенная Польша Пилсудского была первым полностью фашистским государством с классической философией фашизма, исповедуемой ее элитами. Жестокость и авантюризм ее тогдашних правителей не шел ни в какое сравнение с политикой Испании, Италии, Португалии, ошибочно воспринимаемых нами, как гнезда зарождения фашизма в Европе. После смерти Пилсудского и прихода к власти фашистов в Германии более мощный, организованный и свирепый зверь фашизма – Гитлеровская Германии элементарно сожрал более слабого но неизмеримо более наглого зверя.
В Европе все это прекрасно знают и помнят. И именно этим – авантюристичной наглостью в сочетание с умственной ограниченностью политических элит — Польша и исключительно ценна и востребована в Европе и вообще на Западе.