Пустопорожние, как говорится, разговоры о выборах московского мэра. Да и само слово не русское. Как и выборы. Последнее слово хоть и русское, но в русской истории значение имеет чисто академическое. Не то что — бунт, или, скажем, цареубийство. Зря Илья Мильштейн пишет на «Гранях» дежурные предупреждения для толпы. Никакого привычного огонька и стилистических находок. Впрочем, как всегда наша политическая реальность подавляет не только натурально, но и фигурально — убеждения, принципы, совесть и творческую индивидуальность. Зато она индуцирует низость всякого сорта. Чему примеров вокруг несть числа.  Ожидать перемен в лицах даже московской головы не стоит. По крайней мере до смены власти. Остальное фарс. Автор его известен.