Блицкриг, как предчувствие катастрофы.

Молодость и нетерпение прямо противопоказано руководителям любого государства, а если эти качества осложнены, как у Миши Саакашвили амбициями не по рангу государства, приоритетом эмоций над рассчётом, откровенным проведением политики далёкого заокеанского патрона, не считаясь с интересами своего соседа… Миша Саакашвили, разумется, выбор своего народа, но одновременно он и американский проект. Может быть именно в силу последнего он и стал «всенародно избранным». Утратив Россию в качестве друга и гаранта, Грузия оказалась нечаянной находкой США для будущих политических экспериментов на новом для себя поле — на Кавказе. Понимая всю убогость провинциального фашиста Гамсахурдии, ставка была сделана на продукт западного образования и, как казалось, западного образа мышления — Мишико. В его русофобских взглядах сомнений не было. Казалось, выбор верный. Но для знающих грузинскую ментальность несомненно одно — никакое образование и внешние приёмы поведения не изменят национальную сущность грузинского политика со всеми её плюсами, а больше минусами. Это утверждение тем вернее для славных представителей грузинского народа, чем ближе к власти они расположились. Приняв Грузию от своего предшественника со всеми территориальными и экономическими проблемами, Миша Саакашвили, добившись несомненных успехов в реформе государственной власти и положительной динамики в экономике, решил, что ему по плечу «разморозить» и территориальный вопрос. Могу предположить, что если бы экономическое процветание Грузии привело бы её в ЕС, то все «сепаратисты» добровольно вернулись бы в её лоно. Но эта цель не близкая, а результатом воспользуется не обязательно г.Саакашвили. Да Саакашвили и не скрывал представление о себе самом, как «Мише-Строителе» №2. Это вполне параноидальное качество было очевидно многим, но не его «избирателям». Вооружение грузинской армии в столь значительных объёмах могло иметь своей целью восстановление бывших границ ГССР. Военный потенциал абхазов и осетин не мог конкурировать с 30-ти тысячной грузинской армией, снабжённой всем неообходимым для ведения современной войны и обученной инструкторами армии, которая этим самым только и занимается в разных «горячих точках» планеты. Следует простой вывод: грузинская армия готовилась к проверке боеспособности, а главное, решимости России отстаивать свои интересы. Часть пятая»